Ювенальная юстиция: столкновение права и религии - 7 Лютого 2011 - Персональный сайт

Вівторок, 2016-12-06

Сайт Дмитра ЯГУНОВА

d.yagunov@gmail.com

Меню сайту

Форма входу
Пошук
Головна » 2011 » Лютий » 7 » Ювенальная юстиция: столкновение права и религии
10:11 PM
Ювенальная юстиция: столкновение права и религии




Наталья Крестовская.

Ювенальная юстиция: столкновение права и религии

Давно назревшая проблема реформирования ювенальной юстиции на постсоветском правовом пространстве, в частности, в Украине, несколько неожиданно вышла за пределы политического и профессионального юридического сообщества и стала полем для столкновения религиозно-православного мировоззрения и правового сознания.

Различные аспекты ювенальной юстиции неоднократно освещались специалистами в области уголовного процесса, конституционного права, административного права, науки судебных и правоохранительных органов (А. С. Автономов, Л. И. Беляева, Н. Е. Борисова, О. Н. Ведерникова, В. Д. Ермаков, Е. В. Марковичева, Н. П. Мелешко, Э. Б. Мельникова, В. В. Нагаев, В. В. Николюк, И. В. Предеина) и в меньшей мере, в Украине, Беларуси и др. постсоветских странах. Однако при всей многочисленности научной и учебной литературы по данной тематике вопрос о соприкосновении ювенальной юстиции с церковью и религией учеными до последнего времени не ставился. Не отражен он и в общетеоретической юридической литературе, посвященной проблемам соотношения права и религии. В массовом же сознании верующих или считающих себя верующими православными людей культивируется образ ювенальной юстиции как врага православия, семьи, национального государства и т.д., что обуславливает актуальность исследования данного феномена с научных позиций.

Целью данной статьи является выяснение вопроса о том, насколько обоснованы «обвинения» в адрес ювенальной юстиции, существуют ли в реальности непримиримые противоречия между защитой прав ребенка и системой христианских норм, между ювенальной юстицией и церковью.

Концепции создания или реформирования ювенальной юстиции разработаны (хотя не всегда на официальном уровне) в России, Беларуси, Украине, Казахстане, понятие и принципы ювенальной юстиции содержит Кодекс о детях Республики Кыргызстан. В России и Республике Казахстан уже действуют специализированные ювенальные суды, имеются профессиональные обобщения практики их работы. При всей сложности данного вида деятельности в условиях финансово-экономического кризиса, у юристов – практиков и ученых – не вызывает сомнения правильность курса, избранного в направлении реформирования ювенальной юстиции. Противники же ювенальной юстиции, как показывает анализ прессы, позиционируют себя как православную родительскую общественность. Внимание общественности к ювенальной юстиции – несомненное благо и свидетельство наличия по крайней мере элементов гражданского общества на постсоветском пространстве. Но, как показывает практика, противодействие введению ювенальной юстиции осуществляется, скорее, по партийно-советским рецептам, нежели по правилам гражданского общества и, тем более, по принципам христианской морали. Противники ювенальной юстиции не особо утруждают себя аргументами, их отличают правовой нигилизм, нежелание выслушать иную точку зрения, навешивание ярлыков. По их мнению, права ребенка и защищающая их ювенальная юстиция противоречат устоям христианской религии, в частности, заповеди «Чти отца своего и матерь свою».

В действительности же христианство является религией, которая не только отстаивает уважение к родителей, но и детство считает ценностью. Приведем отрывок из Евангелия от Луки «Пришла им мысль: кто бы из них был больше? Иисус же, видя помышление сердца их, взяв дитя, поставил его пред Собою и сказал им: «Кто примет сие дитя во имя Мое, тот Меня принимает; а кто примет Меня, тот принимает Пославшего Меня; ибо кто из вас меньше всех, тот будет велик» (Лк 9: 46-48). Иначе говоря, детскость в христианстве рассматривалась как положительная черта взрослого человека.  Не лишне напомнить, что такие вероучители как Августин Блаженный и Иоанн Златоустый были не только теологами, но и педагогами. Они же первыми сформулировали не только права, но и обязанности родителей в отношении детей, в частности обязанность воспитания детей в духе христианства.

Именно христианство сыграло определяющую роль в повышении статуса ребенка в обществе. Норвежский теолог О. М. Бакке обращает внимание на три изменения в отношении к ребенку в ранней патристической литературе: трактовку чистоты и невиновности детей, их подобие образу Божьему, как и взрослых; динамику нравственности ребенка в процессе взросления; способность ребенка к спасению, как и у взрослого[1]. Схожие мысли в отношении православия высказывал российский историк и богослов А. А. Царевский, указывая, что «на место жестокой неограниченной власти отца и рабского страха детей Православие полагало в основу их отношений нравственное начало взаимной любви, располагало к преданности и благодарности детей и к бескорыстной заботливости родителей»[2].

Как показывают современные философские исследования, в христианской культуре сложился высокий образ ребенка и детства в силу того, что: «генеалогически дитя Богом допущено в мир, топологически дитя ближе Богу, чем взрослый, усиологически дитя божественнее как образ Божий, телеологически дитя несет собой то, что не должен потерять взрослый, эргонологически дитя дополняет образ Божий во взрослом. Детство как явление оказывается настолько оправданным, что через него, через ответственность за него в родительстве и учительстве оправдывается и взрослый»[3].

Воспитание ребенка является своеобразным оправданием, содержанием христианского бытия взрослого. Даже для подвига монашества родители не вправе оставить детей без заботы, и, наоборот – дети должны проявлять заботу о своих родителей, как постановлено апостольськими заповедями и правилами поместного Гангрского собора 376 г.

В целом, следует отметить, что в христианской религии, как и в системах канонического и церковного права нет никаких постановлений, запрещающих признание прав ребенка. Не противоречит правам ребенка и уже цитировання Пятая заповедь «Чти отца своего и матерь свою» уже в силу того, что она устанавливает моральную обязанность детей, а не отрицание прав ребенка. Подлинно христианское понимание отношений родителей и детей зиждется на взаимности их прав и обязанностей: «Дети, будьте послушны родителям (вашим) во всем, ибо это благоугодно Господу. Отцы, не раздражайте детей ваших, дабы они не унывали» (Кол. 3: 20-21).

Отметим, что признание прав ребенка характерно для всех современных государств, в том числе и для тех, где христианская религия является государственный (Аргентина, Кипр, Греция, Финляндия и т.д.). Святой Престол (Ватикан), будучи самостоятельным субъектом международного права, является участником Конвенции о правах ребенка; в его рамках действует учрежденное в 1948 г. Католическое бюро по проблемам детства. Папа Бенедикт XVI подчеркивает безотлагательную необходимость полного проведения в жизнь положений Конвенции о правах ребенка, чему посвящено принятое Католическим бюро в 2009 г. Всемирное воззвание к новой мобилизации за детство. Документ делает акцент на десяти проблемах детства, решение которых должно стать задачей на ближайшее время: право ребенка на жизнь; борьба против бедности; борьба против насилия в отношении детей; поддержка семей; учет интересов работающих детей; гарантии качественного образования каждому ребенку; гарантии праву на здоровье; учет интересов детей-инвалидов; гуманизация ювенальной юстиции; внедрение новых технологий в обслуживании детей[4].

Что касается православной доктрины, то хотя в ней права ребенка не присутствует как отдельный институт, ни в одном официальном документе ни одной из пятнадцати канонических православных церквей нет неприятия прав ребенка. К сожалению, многие, не слишком юридически грамотные адепты православия противопоставляют права ребенка правам родителей, полагая, что, например, право ребенка на защиту от насилия и эксплуатации означает запрет на выдвижение по отношению к нему педагогических требований и, в необходимых случаях – применение родительского принуждения. Наиболее непримиримые из них даже требуют отказа от реализации Конвенции о правах ребенка, отмены «детских» законов и исключения норм, гарантирующих права ребенка, из общих законов. Между тем Конвенция о правах ребенка гласит, что государства-участники «уважают ответственность, права и обязанности родителей... обеспечивать управление и руководство в осуществлении ребенком прав, признанных настоящей Конвенцией в соответствии с развивающимися способностями ребенка» (ст. 5). Жизненно важная роль родителей также подчеркивается в преамбуле и утверждается статьями 7-10, 14, 16, 18, 22, 27, 29 и 37.

Таким образом, права ребенка не противоречат христианской религии, не противостоят правам родителей и не подрывают устои церкви. Права ребенка и нормы христианства, связанные с детьми и семьей, находятся в разных, хотя и смежных областях социального регулирования, их предписания не исключают другу друга, а в идеале – должны иметь синергетический эффект, усиливая влияние и эффективность друг друга.

Продолжением темы прав ребенка является феномен ювенальной юстиции – системы обращения с несовершеннолетними правонарушителями и защиты детей, оказавшихся в сложной жизненной ситуации. Противники ее реформирования (именно реформирования, поскольку часть ее элементов в правовых системах уже имеется) рассматривают ее как систему безнаказанности малолетних преступников и систему массового изъятия детей из семьи по произволу государственных чиновников. В таком духе составлена Резолюция XIV Всемирного Русского Народного Собора от 26 мая 2010 г., одобренная Синодом Русской Православной Церкви, хотя ВРНС и не является официальным церковным органом.

В реальности ювенальная юстиция во всех своих развитых моделях направлена на подлинную, а не условную ответственность детей-правонарушителей. Унаследованная от советской правовой системы существующая ныне в Украине система уголовно-правового и административно-правового реагирования на проступки и преступления несовершеннолетних в не отвечает реалиям времени. Она причудливо сочетает излишнюю жесткость и неоправданную лояльность по отношению к несовершеннолетним правонарушителям. Во-первых, наказание в виде лишения свободы применяется неоправданно широко – не только за тяжкие преступления, но и за преступления средней тяжести. Во-вторых, в среднем сроки лишения свободы, назначаемые несовершеннолетним, выше, чем в европейских странах. В-третьих, в случаях замены наказания принудительными мерами воспитательного характера несовершеннолетний, так сказать, отделывается легким испугом, поскольку наиболее широко применяемая среди них мера – отдача под надзор родителям, то есть именно тех лицам, которые уже не справились с воспитанием ребенка. Аналогичная ситуация наблюдается и в институте административной ответственности несовершеннолетних, и в институте особенностей производства по делам несовершеннолетних. Уголовно-процессуальное Украины законодательство позволяет содержать под стражей несовершеннолетних на протяжении тех же сроков, что и взрослых.

Между тем международные стандарты и зарубежный опыт ювенальной юстиции нацеливают как на максимально широкое применение видов наказания, альтернативных заключению, так и на широкий веер мер воспитательного характера, воплощающих реальную, а не условную ответственность за содеянное. Так Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних («Пекинские правила») предлагают в качестве таких мер: а) постановления об опеке, руководстве и надзоре; b) пробация; с) постановления о работе на благо общины; d) финансовые наказания, компенсация и реституция; е) постановления о принятии промежуточных и других мер; f) постановления об участии в групповой психотерапии и других подобных мероприятиях; g) постановления, касающиеся передачи на воспитание, места проживания или других воспитательных мер; h) другие соответствующие постановления. Таким образом, перечень воспитательных ресурсов является открытым и может быть дополнен иными мерами, соответствующими национальной правовой системе. Особо отметим, что согласно Пекинским правилам семья играет ключевую роль в ресоциализации несовершеннолетнего правонарушителя. Потому ни один несовершеннолетний не может быть изъят из-под надзора родителей, частично или полностью, если это не оправдано обстоятельствами ее или его дела[5].

Таким образом, высказываемое опасение о всепрощении, якобы лежащим в основе ювенальной юстиции, и тем более подрыве устоев семьи, является полностью несостоятельным.

Отметим, что за рубежом именно христианская церковь сыграла определенную роль в создании ювенальной юстиции, прежде всего, реформаториев для несовершеннолетних правонарушителей (в Испании, Италии, Польше)[6].

Существуют и собственные традиции взаимодействия православной церкви и правоохранительной системы. Российское уголовное право ХІХ ст. предусматривало такую меру наказания для несовершеннолетних преступников как направление в монастырь на перевоспитание. Так, Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. устанавливало, что за совершение некоторых преступлений несовершеннолетние подлежали заключению в монастыре сроком от 2 месяцев до 8 лет (в зависимости от тяжести преступления).

В 1910-х гг., когда в России создавались первые суды для несовершеннолетних (к началу революции 1917 г. их было не менее семи), данная акция не вызвала никакого противодействия со стороны православной церкви, уже не говоря о том, что судьями были только православные христиане по конфессиональной принадлежности. Один из организаторов Киевского суда для малолетних и защитник прав детей – Ю. П. Новицкий – в 1992 г. канонизирован православной церковью. Да и официальные представители РПЦ признают, что присущая современному секулярному обществу детская специализация права в Европе не вызывала никаких нареканий православной общественности и церковного священноначалия[7]. В дополнение отметим, что Греция (в которой православие является государственной религией), как и все другие государства, ратифицировала Конвенцию ООН о правах ребенка и последовательно старается согласовать свое законодательство, в том числе – и ювенальную юстицию – с ее требованиями.

В итоге отметим, что:

1) охрана детства не противоречит церковным канонам в силу того, что детство христианством признается ценностью;

2) и религиозные нормы, и стандарты ювенальной юстиции рассматривают семью как естественную среду жизни и воспитания ребенка. Ювенальная юстиция не покушается на семейные устои, но таковым нельзя признать насилие в отношении ребенка;

3) ювенальная юстиция как одна из организационных ее гарантий защиты прав ребенка не может выведена непосредственно из религиозных норм в силу своей секулярности;

4) конфликт права и религии в вопросах ювенальной юстиции свидетельствует, прежде всего, о невысокой правовой культуре наших граждан, слабом знакомстве даже с теми правовыми нормами и юридическими учреждениями, с которыми они часто сталкиваются. В этом есть известная доля вины и профессиональных юристов, которые в последнее время практически не уделяют внимания правовому воспитанию широких кругов общества.


Источники:

[1] Bakke O. M. When Children Become People: The Birth of Childhood in Early Christianity / Odd Magne Bakke ; translated from the Norwegian. – Augsburg Fortress Press, 2005. – Р. 57-64.

[2] Царевский А. А  Значение Православия. в жизни и исторической судьбе России. 1898 -1998. – Раздел 240 [Электронный ресурс] / А. А. Царевский. – Режим доступа к книге : http://lib.eparhia-saratov.ru/books/22c/carevsky/importance/17.html

[3] Кислов А. Г. Оправдание детства: от нравов к праву / А. Г. Кислов. – Екатеринбург : Изд-во Российского гос. профессионально-пед. университета, 2002. – С. 132-133.

[4] World Appeal to a New Mobilization for Childhood : [Bureau International Catholique de l'Enfance, 2009] / [Electronic resource]. – Way for approach : http://www.bice.org/ewb_pages/w/world-appeal-to-a-new-mobilization-for-childhood-geneva-june-2009.php

 http://www.bice.org/ewb_pages/w/world-appeal-to-a-new-mobilization-for-childhood-geneva-june-2009.php

[5] Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних : Приняты резолюцией 40/33 Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций  от 10 декабря 1985 г.

[6] Мельникова Э. Б. Ювенальная юстиция: Проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминологии : учеб. пособие / Э. Б. Мельникова. – М. : Дело, 2000. – С. 28-29.

[7] Белановский Ю. Православие и ювенальная юстиция. Точки над i / Юрий Белановский // Аргументы и факты. – 2010. – 10 июня.


Опубликовано в материалах международной конференции «Уголовная юстиция: связь времен», С.-Петербург, 6-8 октября 2010 г. Режим доступа: http://www.iuaj.net/node/500

Статья опубликована с согласия автора. При использовании материалов статьи ссылка на автор обязательна.


Переглядів: 4920 | Додав: dmytro-yagunov
Всього коментарів: 0
Додавати коментарі можуть лише зареєстровані користувачі.
[ Реєстрація | Вхід ]
Календар
«  Лютий 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбНд
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28
Наше опитування
Які правоохоронні органи роблять найбільш вагомий внесок у справу боротьби зі злочинністю ?
Всього відповідей: 124

Статистика

Онлайн всього: 1
Гостей: 1
Користувачів: 0
Copyright MyCorp © 2016
Сайт управляється системою uCoz