Григорий Марьяновский. Исцели себя сам? - 4 Квітня 2011 - Персональный сайт

Неділя, 2016-12-11

Сайт Дмитра ЯГУНОВА

d.yagunov@gmail.com

Меню сайту

Форма входу
Пошук
Головна » 2011 » Квітень » 4 » Григорий Марьяновский. Исцели себя сам?
4:48 AM
Григорий Марьяновский. Исцели себя сам?




Григорий Марьяновский

Исцели себя сам?


      Может ли преступник исцелиться?

     Может исцелиться, или его должны исцелять? И что означает «быть исцеленным»: вернуться в общество правопослушным человеком (не нарушать законы), полностью реинтегрироваться в общество, ресоциализироваться (принять мораль и ценности общества), избавиться от злобы и агрессивности? 

     Вопрос о том, кто должен исцелять преступников, нужно ли вообще исцелять в местах лишения свободы, возможно ли это, не стал менее актуален с конца 19-го века (со времени первых международных пенитенциарных конгрессов).   

     Ответить на этот вопрос (если вообще существует ответ) возможно,  после создания такой системы исполнения наказаний, где неукоснительно соблюдаются  законы и правила (в контексте), причем дело не только и не столько в условиях содержания, но, главное, в понимании взаимодействия администрация-осужденный. А законы и правила должны создаваться с учетом Конституции и основополагающих международных документов, также с учетом международного опыта.

     Естественно, такая система, как и всякая идеальная система, не может быть создана в неидеальном государстве. Нет идеальных государств, нет идеальных государственных систем (и негосударственных тоже нет). Но такое несовершенное строение мироустройства совершенно не предполагает, что человечество должно себя уничтожить, не попытавшись поусовершенствовать предложенные кем-то правила игры.

     Поэтому я убежден, что система исполнения наказаний должна прилагать максимум усилий для возвращения преступника в общество другим человеком. Причем не в ту среду, которая способствовала совершению преступления, а в общество ответственных, самостоятельных людей, соблюдающих законы государства и правила общежития.   

     Переименование уголовно-исполнительной службы в пенитенциарную службу, во всяком случае, говорит о приоритетности и важности этого направления.

     Разумеется, что для глобальных изменений психологии человека и переосмыслении своих моральных ценностей, необходимо, прежде всего, его желание. Но так же очевидна и необходимость постоянной длительной поддержки извне.

     Восприятие осужденным совершенного им преступления, оценка случившегося и оценка последующего наказания (т.е. понятие справедливости с точки зрения осужденного) является важнейшим фактором возвращения человека в общество и принятия моральных ценностей этого общества, также принятие основанных на этих ценностях действующих в обществе законах.

     Задача осложняется еще тем, что подавляющее большинство осужденных уверены в несправедливости вынесенного им приговора. Об этом говорят данные мониторингов и собственные наблюдения (великое множество писем и встреч).

     Аристотель в известном сочинении «Политика» (более XXIII веков тому!) утверждал, что «… люди упускают из внимания вопрос «для кого» (справедливость) и потому судят фальшиво; причиной же этого является то, что они основываются тут на суждении о самих себе, в суждениях же о своих личных делах почти большая часть людей – плохие судьи. … Справедливость – понятие относительное и различается столь же от свойств объекта, сколько и субъекта».

     Поэтому использовать мнение осужденных по поводу справедливости для каких-либо выводов нужно крайне осторожно. Но учитывать это мнение сотрудникам социально-психологической службы необходимо.

     Отметим, что пока еще речь идет о воспринимаемых как несправедливость действиях законодательной и судебной власти. (Мы тут не будем учитывать заказные дела и судебные ошибки).

     Но редко кто из осужденных отделяет уголовно-исполнительную службу от других структур и других ветвей власти, и на сотрудников службы априори распространяется негативное отношение такое же, как и на всех других сотрудников уголовного судопроизводства.

     А ведь именно на эту часть государственной структуры возложена обязанность, не только осуществлять надзор, содержать осужденных в соответствующих закону условиях, обеспечивать работой и т.д., но и вернуть осужденного в общество законопослушным гражданином, сняв психологическую напряженность, убрав агрессивность, дав профессию и т.п. Т.е., свести к минимуму негативные последствия предыдущей жизни и заключения, осуществлять помощь в понимании и исправлении ошибок самого человека и общества, в ситуации, кстати, совсем не оптимальной для решения такой задачи.           

     Сразу оговоримся, что и Уголовно-исполнительный кодекс и Методические рекомендации и Инструкция по реализации индивидуальных программ социально-воспитательной работы с осужденными имеют недостатки. Но речь идет о концепции.

     В какую сторону идти, и каким образом учитывать, что большинство осужденных не очень желают участвовать в программах по реинтеграции и ресоциализации. Что, в общем-то, понятно, ибо тут требуются определенные усилия в переосмыслении своего «я», голова и руки должны потрудиться. А надо признать, что такое не свойственно большинству осужденных. И нечего ожидать, что осужденный самостоятельно вдруг придет к выводу о невозможности жить прежней жизнью.

     Вот это и есть одна из главных целей уголовно-исполнительной службы – убедить человека в необходимости пересмотреть свои жизненные позиции.

     Европейские пенитенциарные правила (и ООНовские) много внимания уделяют проблеме ресоциализации и подготовке к освобождению. Существующую сегодня социально-психологическую службу нужно укреплять и развивать, конечно, привлекая к сложнейшему процессу общественные и религиозные организации. И думать надо над тем, как могут быть установлены хотя бы минимально доверительные отношения между осужденным и сотрудниками.

     Совершенно очевидно, что осужденного, который не захочет исправиться, вернуть на путь праведный невозможно ни кнутом, ни пряником. Редкий человек соглашается, чтобы кто-то посторонний «лез к нему в душу».  

     В Правилах внутреннего распорядка все есть про обязанности - умело соединять высокую требовательность с уважительным отношением к каждому осужденному, оказывать помощь в восстановлении родственных связей, внимательно относиться к здоровью осужденных, т.п. Это необходимый минимум. Остальное зависит от понимания, умения, профессионализма, общего культурного уровня сотрудников            

     Проблема повышения доверия – это задача и для практических работников и ученых. Какие цели у осужденных каждодневные и долгосрочные? Выжить и сохранить здоровье – это понятно. А как по поводу приобретения специальности и просто образования, и получения элементарных правовых знаний, чтобы различать свое и чужое, получения элементарных понятий о правилах общежития и т.п.?  

     Ну, и один из самых важных и вызывающих ожесточенную полемику вопросов (в контексте) – труд осужденных.  

     Европейские пенитенциарные правила (ст.26.1) предлагает подходить к труду в местах лишения свободы как к позитивному элементу режима. И в философском аспекте это означает включение труда в систему режимов исправительного воздействия - социальная подготовка, общеобразовательное и профессионально-техническое обучение и т.п. для поддержания или восстановления психического и физического здоровья и дальнейшей социальной реинтеграции.

     Но в новых (2006 г.) Европейских правилах отсутствует императивный подход к обязательности труда. Больше того, речь идет о том, что осужденным должно быть предоставлено право выбора такого типа работы, который им больше по душе (ст. 26.6). А если такой работы нет? – правила дальше эту тему не развивают - труд не должен быть принудительным и только.       

     Конвенция о принудительном труде № 29, принятая в 1930 г. Международной организацией труда и запрещающая принудительный или обязательный труд, не включает в это понятие «всякую работу или службу, требуемую от какого-либо лица вследствие приговора, вынесенного решением судебного органа, при условии, что эта работа или служба будет производиться под надзором и контролем государственных властей».

     Часть 3 статьи 43 Конституции Украины корреспондируется с выше приведенным, и требует указания в приговоре суда о принудительной обязанности трудиться во время отбывания наказания.

     Действительно, ни в одном приговоре ничего подобного нет. Но разве в приговоре есть указания на какие-либо другие обязанности осужденных? Нет. Права и обязанности осужденных выписаны в уголовно-исполнительном законе, который и регламентирует жизнь и деятельность лиц в случае приговора в отношении их о лишении свободы. В статье 118 Уголовно-исполнительного кодекса записано: осужденный должен работать на работах, которые определяются администрацией колонии.

     И это должно исполняться. Хотя, вообще-то, чтобы соблюсти юридическую чистоту, суды должны указывать в приговоре об обязательном привлечении осужденного к труду. 

     К сожалению, (с моей точки зрения) некоторые ученые и правозащитники придерживаются иной точки: зрения: государство посадило – государство и должно кормить, поить, лечить подорванные алкоголем и наркотиками организмы, а работать должны те, у которых преступник отобрал здоровье и имущество.       

     Конечно, было бы интересно узнать, как защитники идеи о порочности принудительного труда предлагает решить проблему с материальными исками потерпевших? А как  они представляют себе обстановку в колониях, где люди, отбывающие наказание, проводят весь день и каждый день в течение многих лет вне труда? Часть из них никогда не трудилась, будучи на воле, тем не менее, осуществляла какие-то физические, а иногда и интеллектуальные усилия для добывания «куска хлеба», противоправными, но все же действиями. А как будет выглядеть колония через очень короткий промежуток времени, где 1500 признанных преступниками людей не работают. Следующий шаг - разрешение на азартные игры?

     Решение проблемы все же лежит в другой плоскости. Прежде всего - обеспечить работой. Если есть возможность, то такой, которая бы более-менее соответствовала возможностям и характеру осужденного. В детстве все мечтают о ярких и интересных в детском понимании профессиях. Для большинства людей, к сожалению, это остается мечтами, и они работают там и теми, как распорядилась судьба (их усилия, место проживания, социум, случай …). В сотни раз сложнее найти желанную работу в колонии. Хотя случается работа по душе: кто-то расписывает церковь или вырезает по дереву, или работает поваром или еще кем-то по своей бывшей специальности, но, конечно же, это редкие исключения.             

     Не сомневаюсь, что труд для человека – абсолютно необходимая вещь. А в колонии – тем более. И это не пережитки советского ГУЛАГА и Соловецкого лозунга «Через труд – освобождение». Это возможность остаться человеком и необходимое условие, чтобы  изменить в дальнейшем свою судьбу.

     Есть проблемы с государственным заказом, с финансированием, с реальной и профессиональной помощью правозащитных организаций и нормальным партнерством.     . ниити разрешение на азартные игры?роткое время, где 1500 признанных преступниками людей не работают, да еще

     Но эти и масса других постоянно возникающих проблем должны явиться отправной точкой для новых поисков и коррекций программ, для повышения профессиональных качеств сотрудников социально-психологической службы. Без их постоянной и настойчивой работы осужденные не справятся с переходом на иной уровень жизни и на иное восприятие справедливости.

     Так что только бесплатной еды за колючей проволокой явно недостаточно.   



      Григорий Марьяновский,

      Общественный совет при Управлении ГПС в Харьковской области, адвокат

Переглядів: 4471 | Додав: dmytro-yagunov
Всього коментарів: 0
Додавати коментарі можуть лише зареєстровані користувачі.
[ Реєстрація | Вхід ]
Календар
«  Квітень 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбНд
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Наше опитування
Які фактори сприяють поширенню практики катування з боку співробітників правоохоронних органів?
Всього відповідей: 271

Статистика

Онлайн всього: 1
Гостей: 1
Користувачів: 0
Copyright MyCorp © 2016
Сайт управляється системою uCoz